Chel-remont174.ru

Ремонт 174
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

385 млрд скрытых долгов: как Китай загнал бедные страны в долговую ловушку

$385 млрд скрытых долгов: как Китай загнал бедные страны в долговую ловушку

Лаборатория AidData, находящаяся в американском Колледже Вильгельма и Марии, проанализировала в общей сложности 13 427 девелоперских проектов в 165 странах за 18 лет. Все эти проекты — часть китайской международной инициативы «Один пояс и один путь», и сумма «скрытых» долгов по ним, по подсчетам исследователей, составила $385 млрд. Эти долги не учтены международными рейтинговыми агентствами, исследовательскими институтами и межправительственными организациями, при этом для 42 стран такие кредитные обязательства перед Китаем уже превышают 10% от их ВВП. В среднем объем «скрытых» долгов для стран с низким и средним уровнем дохода составляет порядка 6% ВВП.

Исполнительный директор лаборатории Брэд Паркс в интервью Financial Times сказал, что большая часть этих долгов не фигурирует в государственных балансовых отчетах развивающихся стран и даже сами правительства могут не знать точную сумму долгов, которые им придется обслуживать в будущем.

Что представляет собой инициатива «Один пояс и один путь»

Изначально целями проекта Си Цзиньпина были интеграция экономики КНР в мировую экосистему с помощью выработки новых механизмов регионального экономического партнерства, стимулирование экономического процветания вовлеченных стран, укрепление культурных обменов и связей во всех областях, а также содействие миру и устойчивому развитию. Среди важных инфраструктурных задач проекта — строительство морского и сухопутного коридоров между Китаем и странами Европы и Африки, а также расширение экономических связей.

В рамках инициативы было создано несколько организаций: Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, университетский Альянс нового Шелкового пути, Стратегический союз высших учебных заведений «Одного пояса и одного пути» и туристический союз городов.

Однако некоторое время назад аналитики начали выражать тревогу относительно объемов долговой нагрузки, которая в результате этого проекта легла на плечи таких стран, как Венесуэла, Пакистан, Лаос и Камбоджа. По данным исследования Financial Times 2018 года, среди государств, выбранных Китаем для сотрудничества в проекте, большинство демонстрирует высокую степень экономических рисков по рейтингам ОЭСР и кредитных агентств. Для многих из них высока степень риска дефолта.

Разумеется, представители КНР заявляют об исключительных результатах программы. За 2017-2019 годы были построены мост дружбы Китая — Мальты на Мальте, железная дорога Аддис-Абеба — Джибути, портовой терминал Абу-Даби в ОАЭ и портовой терминал Куантан в Малайзии, первый блок генераторов крупнейшей ГЭС Пакистана. В 2020 году объем торговли между Китаем и странами «Пояса и пути» составил $1,35 трлн, что на 0,7% больше, чем в 2019-м, — это 29,1% объема внешней торговли Китая.

Глава AidData Бред Паркс в интервью Reuters отметил, что при более близком рассмотрении результаты выглядят не так радужно: «Все большее число политиков в странах с низким и средним уровнем доходов консервирует крупные проекты «Пояса и пути» из-за завышенных цен, коррупции и проблем устойчивости долга».

Откуда взялись долги

В последние 20 лет Китай активно финансировал проекты в развивающихся странах и занял доминирующее положение в мире. Сейчас, по данным AidData, Китай тратит на международные проекты экономического развития вдвое больше, чем США и другие крупные страны, — порядка $85 млрд в год.

За время действия проекта «Один пояс и один путь» Китай вложил более $843 млрд в строительство дорог, мостов, портов и больниц в 163 странах Африки и Центральной Азии, и почти 70% этой суммы было выдано госбанкам и совместным предприятиям стран в виде кредитов. Кредиты выдавали не центробанкам в форме госдолга, а другим игрокам, так как многие бедные страны уже были избыточно закредитованы и не могли себе позволить брать новые долги официально, говорит Паркс.

То есть финансирование, как правило, поступает не в форме безвозмездных субсидий, а в форме займов, причем в последние годы соотношение займов к субсидиям увеличилось. Как пишет CNBC, на каждый грант, выданный за это время Китаем развивающимся странам, приходится 31 кредит.

А что с долгом России?

Из отчета AidData следует, что Россия — самый крупный из заемщиков Китая с долгом $125 млрд. «Про другие страны не берусь судить, но в отношении России цифра $125 млрд кажется завышенной, — говорит руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского центра Карнеги Александр Габуев. — Если сложить все известные нам кредиты от Китая под проекты, общая сумма выходит примерно вдвое меньше».

Россия плотно сотрудничает с Китаем в рамках инициативы «Один пояс и один путь». В июле 2017 года Россия и Китай договорились о создании «Полярного Шелкового пути», а в июне 2018-го было подписано соглашение между Внешэкономбанком и Банком развития Китая о кредитах на $9,5 млрд для финансирования инфраструктурных проектов в Арктике. Через год было достигнуто соглашение с китайским «Морским Шелковым путем». В результате сделки китайская нефтяная компания CNPC приобрела 20% акций завода СПГ на Ямале, а Фонд Шелкового пути стал владельцем еще 9,9% его акций. В 2019 году Владимир Путин говорил о возможном соединение Севморпути с китайским «Морским шелковым путем». Правда, в прошлом году стали говорить о сокращении сотрудничества России и Китая в рамках этого проекта, а недавно со стороны российских властей зазвучали призывы создать российскую альтернативу и Шелковому пути, и перевозкам по Суэцкому каналу.

Читайте так же:
Качество цемента для бетона

Чем это грозит

Отчет AidData вышел на фоне растущей обеспокоенности в связи тем, что Китай загоняет бедные страны в долговую ловушку. Как пишет Financial Times, аналитики опасаются, что это может привести к тому, что Пекин захватит себе активы стран, которые не смогут расплатиться по долгам. Критики возражают, что эти опасения преувеличены и скорее отражают общую тревогу о растущем влиянии Китая в мире. Исследование Университета Джонса Хопкинса 2020 года показало, что за период с 2000 по 2019 год Китай аннулировал в Африке долги на сумму $3,4 млрд, а долги еще на $15 млрд были реструктурированы или рефинансированы. Ни один актив Китай себе не забрал.

Однако Бред Паркс обращает внимание на то, что 44% всего кредитного портфеля КНР обеспечено залогами, и если ставки будут высоки, Китай этим может воспользоваться. Также Китай увеличил объем предоставления кредитов странам, богатым природными ресурсами. Эти ссуды обеспечиваются под будущие поступления от экспорта сырьевых товаров и имеют относительно высокие процентные ставки (около 6%).

Сотрудник экономического факультета МГУ, китаист Раиса Епихина говорит, что Китай действительно вливает огромные суммы в проекты развития и ему это делать проще, чем международным организациям.«Но надо помнить, — отмечает она, — что эти проекты нужны и Китаю, и странам реципиентам. Китаю — для формирования новых рынков сбыта своей машино-технической продукции, а развивающимся странам объективно нужно строить инфраструктуру. Однозначно говорить о том, что Китай здесь действует исключительно в своих интересах, закабаляя страны глобального юга, не вполне корректно».

Авторы исследования AidData обращают также внимание на то, что 35% портфеля инфраструктурных проектов «Пояса и пути» столкнулись с серьезными проблемами реализации, такими как коррупционные скандалы, трудовые правонарушения и т.д. В AidData считают, что ситуация со скрытым долгом будет ухудшаться с каждым годом.

Недвижимая экономика: чем опасен кризис рынка жилья в Китае

Второй по величине китайский девелопер Evergrande уже допустил технический дефолт, на грани краха оказались еще две компании. Однако наибольшее беспокойство вызывают не сами эти события, а тот факт, что они являются симптомами куда более опасного явления — пузыря на рынке недвижимости вкупе с огромным долговым навесом, превосходящим тот, что имелся в США накануне кризиса 2008 года. Какими последствиями это грозит китайской и мировой экономике — в материале «Известий».

Предыдущий финансовый кризис привел Китай к размышлениям по поводу того, что именно должно быть локомотивом роста экономики. Предыдущая схема, развитие за счет экспорта, все еще работала, но приближалась к пределу своих возможностей. Во-первых, рабочая сила в стране устойчиво дорожала (средний размер оплаты труда в 2000-е–начале 2010-х вырос примерно в 5–6 раз) и конкурентоспособность на мировой арене могла обеспечивать уже не так эффективно. Более сложная и дорогая продукция находилась на рынке с другим уровнем конкуренции. А кроме того, Китай по размерам значительно больше Японии и Германии (двух традиционных экспортно-ориентированных экономик), для его развития в таком ключе и целого мира было бы мало.

Во-вторых, продолжали ухудшаться отношения с США, что в конечном итоге привело к торговой войне конца 2010-х. В-третьих, повышение уровня жизни было невозможно без адекватного развития внутреннего рынка. Поэтому именно он и сфера недвижимости и строительства как его ядро сделали самый большой рывок в последнее десятилетие, обеспечив сохранение относительно высоких темпов экономического роста (6–7% в год).

ипотека

Строящиеся жилые дома в Evergrande Cultural Tourism City — проекте, разработанном China Evergrande Group в Сучжоу, 23 сентября 2021 года

В итоге сектор достиг совершенно циклопических размеров как в абсолютных показателях, так и по отношению к экономике в целом. Общая стоимость активов в этой сфере достигла $52 трлн еще до эпидемии. Весь сектор составил 28% от китайского ВВП, а только инвестиции в него — 10%. Для сравнения, в США инвестиции в недвижимость не превышают 4% ВВП, а ведь речь идет о стране, где строительный сектор раздут гораздо больше среднего по миру. В абсолютных числах в 2020 году вложения в недвижимость составляли $1,6 трлн. И снова сравним с Америкой: в 2005 году, за пару лет до начала ипотечного кризиса, они достигали $850 млрд и с тех пор ни разу не доходили до этой отметки.

Разумеется, следует учитывать, что Китай, во-первых, значительно большая по населению страна, а во-вторых, строящаяся заново в отличие от развитых экономик: инфраструктура все еще создается, а поток из сельских районов в города остается огромным. На данный момент уровень урбанизации в КНР составляет 60% (на 10% больше, чем десятью годами ранее) и продолжает довольно быстро расти.

Читайте так же:
Как правильно сделать раствор с отсевом пропорции песка цемента

люди

Люди спускаются в торговый центр Evergrande Plaza в жилом комплексе, построенном China Evergrande Group в Пекине, 22 сентября 2021 года

И тем не менее множество признаков кризиса на рынке налицо. Во-первых, количество пустующих жилищ в начале года достигало 22% — значительно больше, чем в большинстве стран мира. Города-призраки — проблема еще позапрошлого десятилетия, но сейчас ее масштабы стали общенациональными. В вакантных помещениях могло бы с комфортом разместиться все население крупной европейской страны, причем точно такая же ситуация складывается и с коммерческой недвижимостью: в 19 из 40 крупных китайских городов пустуют 30% офисных площадей. Это частично можно объяснить эффектом пандемии, когда все больше сотрудников работают из дома, но свести все к данному фактору нельзя.

Высок показатель домовладения: собственниками жилья являются 90% китайцев. Это очень много по сравнению с Северной Америкой или Европой, где свое жилье есть у 40–70% населения. Данная цифра может быть косвенным признаком того, что расти рынку жилой недвижимости особо некуда.

При этом стоимость жилья очень высока, особенно в крупных городах (хотя если мы говорим о Китае, нужно оговаривать, что крупными по местным меркам являются мультимиллионники вроде Пекина, Шанхая и Чунцина). Там стоимость квартиры достигает 14 годовых заработков среднестатистического жителя, что является почти что запретительным показателем. В России, даже в Москве, речь идет максимум о соотношении 1:10.

деньги

Полицейские держат табличку с надписью «Соберите доказательства» во время митинга людей с требованием вернуть деньги у штаб-квартиры Evergrande в Шэньчжэне, 16 сентября 2021 года

В результате стремительно растет частный долг китайцев. На ипотеку приходится около 70% задолженности, а в целом она превышает 128% от доходов. Это ненамного больше, чем в США (110%), но следует помнить, что кредитные ставки в Китае существенно выше, поэтому долговое бремя ощущается тяжелее. Справедливости ради, китайцы имеют куда более высокий уровень сбережений, как и большинство жителей стран Восточной Азии.

В итоге складывается ситуация, когда, с одной стороны, в Китае был достигнут высокий уровень задолженности, привычный больше для развитых стран, с другой — цены на недвижимость пробили все возможные потолки. В таких обстоятельствах кризис на рынке практически неизбежен.

Нынешнее падение Evergrande стало самым верным симптомом. Компания без малого с тысячей проектов по всей стране пропустила платежи и надеется только на реструктуризацию долгов и продажу активов, в основном непрофильных. Но даже это может не помочь второму по величине девелоперу КНР: уже сейчас корпорации нужна государственная помощь. К ней уже присоединился застройщик Fantasia, 4 октября переживший технический дефолт по облигациям на $200 млн, хотя еще неделю назад утверждавший, что никаких проблем с ликвидностью у него нет.

В чем опасность коллапса крупных девелоперских компаний? Новости о возможном крахе Evergrande напугали огромное количество потенциальных покупателей, которые начали сомневаться в необходимости приобретения квартир на стадии строительства, тем более по нынешним запредельным ценам. Падение продаж немедленно усложнит ситуацию с ликвидностью и в других компаниях, что вынудит их снижать цены, чтобы получить хоть какие-то деньги. Распродажа может коснуться и огромного количества уже построенных вакантных домов и квартир, после чего обвал рынка превратится в самоподдерживающийся процесс с положительной обратной связью.

строительство

Строительная площадка стадиона для футбольного клуба Гуанчжоу, разработанного China Evergrande Group, 26 сентября 2021 года

В то же время упадут инвестиции в строительство со стороны не только покупателей, но и институциональных игроков. Между тем инвестиции в последнее десятилетие играли ключевую роль в экономике 40% прироста национального спроса, и ключевая роль тут отводится инвестициям в недвижимость. По оценке экономиста Кеннета Рогоффа, снижение экономической активности в секторе недвижимости и строительства на 20% вычтет от 5 до 10% из общего роста ВВП Китая. Это без учета возможных последствий в банковском секторе, и выводя за скобки использования домов и квартир в качестве залога.

Стоит особо отметить, что нынешний кризис развивается на фоне общей инфляции и стремительного роста цен на энергоносители. Это вдвойне опасная ситуация, так как усиливает общее падение спроса, увеличивая расходы на топливо и товары первой необходимости. Подобный расклад в корне отличен от рецессий 2008–2009 и 2020 годов, которые происходили на фоне падения цен на все сырьевые товары.

Едва ли Китай может позволить себе разорение крупных компаний и общий обвал рынка недвижимости. Крах Evergrande, скорее всего, будет носить управляемый характер: власти уже заявили, что в первую очередь будут заботиться о частных покупателях, во вторую — о кредиторах компании и только в третью — об акционерах. В любом случае государственное участие в разрешении проблем корпорации или других девелоперов на данный момент выглядит неизбежным.

Читайте так же:
Как сделать раствор цемента для забора

Однако хотя все инструменты для смягчения кризиса у китайских властей на руках, не очень ясно, как быть дальше. Очевидно, что рынок недвижимости уже «не вывозит» и запустить его заново не получится. Экспортно-ориентированная экономика — тоже прошлый век, еще большее количество китайских товаров мир переварить не сможет. Нужно искать новый двигатель роста на фоне колоссальной долговой проблемы. Неясно, что именно может стать таким локомотивом. Зато понятно, что остановка китайского роста (даже без острой фазы кризиса) станет головной болью не только для его соседей, но и для всей мировой экономики, в росте которой китайская доля составляла в последние годы добрую треть. Не исключено, что кризис Evergrande и китайской недвижимости может незаметно стать началом новой экономической эпохи, и вряд ли радужной.

В Китае ограничивают работу фабрик: что происходит, и как это повлияет на доступность и стоимость товаров

10 лет работаю с Китаем и занимаюсь потребительской электроникой. Последние две недели мы не можем получить товар и не размещаем новые заказы из-за ограничений производства в Китае. Делюсь доступной информацией и рассуждаю, насколько ситуация отразится на доступности произведенных в Китае товаров и их стоимости.

На этой неделе сразу несколько китайских поставщиков уведомили о задержках поставок и невозможности назвать точные сроки производства. Причина в сильных ограничениях работы фабрик из-за экономии электричества. Рабочие принудительно отправляются домой на длинные осенние каникулы, и не уверены, что смогут вернуться.

В этом году в несколько раз выросла стоимость доставки из Китае, по-прежнему есть дефицит контейнеров для перевозки, подорожали комплектующие и материалы для производства. Но осень принесла новые сюрпризы: теперь в ключевых промышленных регионах стали ограничивать работу фабрик.

Когда об этом уведомил один поставщик, я не поверил (тем более он последнее время косячил со сроками производства), когда уведомления пришли ещё от двух компаний, насторожился. А далее информацию подтвердили все фабрики. Так как мы занимаемся потребительской, производство, в основном, сосредоточено в провинции Guangdong.

Коллеги по отрасли из нашего общего чата проверили информацию по своим партнёрам и получили подтверждение. В ближайшие 15 дней промышленный Китай «стоит».

Ограничение на работу коснулось крупные промышленные города провинции Guangdong такие как Guangzhou, Dongguan, Zhongshan, Huizhou, Foshan и другие. Ряду фабрик рекомендовано работать лишь два дня в неделю, а пять – простаивать. Мелким предприятиям вообще разрешено работать не более одного дня в неделю.

В некоторых провинциях были установлены принудительные каникулы от 7 до 14 дней.

Цель подобных мер: обеспечить не более 15% нагрузки на сети, особенно в период пикового потребления с 7:00 до 23:00. Нарушителей режима энергосбережения пообещали принудительно отключить на 10 дней и наложить штрафы.

В провинции Jiangsu многие фабрики обязали приостановить работу на 15 дней (суммарно на 22 дня с учётом национальных каникул в первую неделю октября). В городе Nantong производственные компании ушли отдыхать на 17 дней (суммарно на 24 дня), в Taizhou (провинция Zhejiang) большинство компаний отправили отдыхать с 16-го сентября до конца месяца (за которым следует ещё одна неделя выходных).

Офисным сотрудникам тоже несладко: на юге Китае, где и по сей день температура воздуха около 30 градусов, в ряде офисов и бизнес-центров запрещено включать кондиционеры. Поэтому клерки как в старые времена открывают окна и включают вентиляторы. В провинции Jiangsu на 50% ограничили уличное освещение в темное время суток.

Китай принял решение об ограничении производства в связи со «взрывным» ростом цен на природный газ и уголь, и другие источники энергии, а также защиты окружающей среды и «других факторов».

Европейские компании, которые столкнулись с ростом цен на энергоносители, уже заявили о вынужденном сокращении производства и потере дохода. Норвежский производитель аммиака Yarra заявил, что его мощности будут сокращены, крупнейшая химическая компания в Европе немцы BASF (помните они ещё кассеты делали?), сказали, что не могут не принимать во внимание рост цен, несмотря на то, что на 80% используют энергию собственного производства. Крупнейший производитель меди из Бельгии Aurubis AG, заявили, что стоимость энергии повлияла на доход и будет оказывать негативное влияние на рентабельность в дальнейшем.

Возвращаясь к китайским компаниям: производители Поднебесной не имеют информации о дальнейших действиях правительства. Китайская власть с бизнесом не советуется. Но поставщики «надеются, что после каникул вернуться к работе в нормальном режиме». Хотя цены, скорее всего, снова вырастут.

Замечу, что период производства после каникул в октябре является важным этапом, за который создаётся запас продукции на период Китайского Нового Года и после (то есть первый квартал). Ведь во время этих праздников всё производство стоит несколько недель, а потом долго приходит в себя из-за нехватки компонентов и работников. Так же не все компании забрали товар к Новому году и Рождеству, который планировали отгружать в октябре.

Читайте так же:
Какая пропорция шлака с цементом

Если будет продолжена работа с ограничениями, это приведёт к дефициту компонентов и критическому увеличению стоимости конечной продукции. Электроники, которой я занимаюсь, скорее всего, будет не хватать, а по высоким ценам её покупать никто не будет.

Что касается самих китайских поставщиков, то они «надеются на мудрость правительства» и не планируют демонстраций и забастовок, так как в Китае это не принято. И вообще правительство они поддерживают. От вопросов «а как вы планируете выживать?» тактично уходят.

Нам так же остаётся только надеяться. Но депозитные платежи до середины октября делать не будем.

При подготовке была использована информация и фотографии, опубликованные в китайской статье. Там же можно найти многочисленные копии документов об ограничениях работы и увеличении цен на китайском языке.

Десять лет занимаюсь производством и закупками электронных товаров в Китае. Делюсь опытом. Пишу о своих проектах, специфике поставщиков и современной жизни Поднебесной.

Монополия Китая на редкоземельные металлы. Как Штаты хотят ее расшатать

Металлы, известные как редкоземельные элементы, используются в большом разнообразии электроники. Смартфоны, электромобили и ветряные турбины, военная техника. А потому в мире, который полагается на высокие технологии, растет обеспокоенность по поводу обеспечения доступа к этому ресурсу. Особенно на фоне обострения торговой войны между США и Китаем и растущего спроса. Поднебесная уверенно доминирует в мировом производстве и запасах редкоземельных элементов.

Что такое РЗЭ и где они применяются?

Редкоземельные элементы (или металлы) не такие уж и редкие. Встречаются уж куда чаще золота. Их всего 17 видов, они тут и там разбросаны в больших количествах по миру. Беда лишь в том, что разбросаны они неравномерно, концентрация в залежах их может быть чересчур рассеянной, а потому и экономически добывать их далеко не всегда выгодно.

К тому же добывать и разделять РЗЭ совсем не просто — они схожи между собой по химическим свойствам. Для этого нужны соответствующие технологии, доводка в лабораторных условиях и слегка развязное отношение к окружающей среде. Часто добыча в шахтах связана с радиоактивными элементами, а потому сточные воды из них загрязнены со всеми сопутствующими последствиями.

США долгие годы были лидером по производству редкоземельных металлов. Но под нажимом «зеленых» и из-за низкого желания инвестировать в этот рынок отрасль сейчас там находится в полуживом состоянии. Рынок слишком непрозрачен, волатилен, разработка месторождений трудоемкая и затратная.

Горнодобывающий район Баян-Обо является одним из самых промышленно загрязненных районов мира. Здесь еще сто лет назад обнаружили залежи редкоземельных металлов, тут сконцентрированы самые крупные из их известных запасов.

Но как бы мало ни было редкоземельных металлов и как бы сложно ни было их добывать, они крайне нужны высокотехнологичному миру. Вот лишь некоторые примеры их применения.

Самарий в сплавах используют для производства сверхмощных магнитов. В потребительских товарах его можно найти в электрогитарах, где магнитный адаптер преобразует колебания струн в электрический сигнал. Также самарий содержится в регулирующих стержнях ядерных реакторов, так как он хорошо улавливает тепловые нейтроны и не выгорает. Оксид самария нашел применение в хороших огнеупорных материалах

Скандий в сплаве с алюминием используется при создании спортивного инвентаря — бейсбольных бит, рам и компонентов велосипедов. Этот же сплав используется в создании второстепенных компонентов аэрокосмической промышленности. Например, применялся в российских военных самолетах МиГ-21 и МиГ-29.

Неодим широко используется для создания мощных постоянных магнитов в сплаве с бором и железом. Неодимовые магниты используются в динамиках и наушниках, смартфонах и аппаратах для магнитно-резонансной томографии. Популярная игрушка неокуб состоит из шарообразных неодимовых магнитов.

Где находятся запасы РЗЭ?

Американская геологическая служба насчитала, что всего резервы редкоземельных элементов на планете составляют не меньше 120 млн тонн. Они относительно обильны в земной коре, но минимальная концентрация залежей для экономически обоснованной добычи меньше, чем в случае с другими рудами.

Китай располагает самыми большими разведанными запасами РЗЭ (44 млн тонн) и самым большим их производством (132 000 тонн в год). Буквально доминирует на рынке, если учесть, что общемировое производство составило 210 000 тон в 2019 году, а мировые запасы — 120 млн тонн.

Ближайшие конкуренты Китая — это США (26 000 тонн в год), Мьянма (22 000 тонн), Австралия (21 000 тонн). Есть еще пул совсем небольших добытчиков, среди которых Россия и Индия, произведшие менее 3000 тон за 2019 год.

Но уровень добычи не всегда связан с уровнем запасов. На территории Бразилии и Вьетнама, например, находятся залежи по 22 млн тонн РЗЭ в каждой. Однако добыча в этих странах не превышает 1000 тонн в год. Наибольшие запасы сосредоточены в том же Китае — 44 млн тонн, еще 12 млн тонн — в России, 6,9 млн тонн — в Индии. Миллионами тонн исчисляются залежи в Гренландии, Австралии, США.

Размер рынка редкоземельных элементов в 2019 году оценивался в $13,2 млрд. Ожидалось, что с постепенным ростом на почти 11% в год этот рынок увеличится до $19,8 млрд к 2026 году.

Читайте так же:
Как залить тонкий слой цемента

Ценовой кризис из-за монополии

Впервые массовая аудитория обратила внимание на редкоземельные металлы в 2011 году, когда цены на них достигли невероятных высот. Килограмм неодима, который используют в производстве наушников и гибридных электромобилей, в начале десятилетия стоил $42, через год — $283. Цена выросла почти в семь раз. На килограмм самария, необходимый в том числе для ракет, цена выросла с $18,5 до $146.

Тогда РЗЭ получили огромную огласку и стали известны широкой публике. Это было время, когда Китай ввел экспортные ограничения, а мир встревожился, что рынок высоких технологий может пострадать от дефицита предложения.

Кризис был интенсивным, но недолгим. Вскоре цены так же резко упали. Но осадочек остался. Мир был потрясен тем, насколько сильно он зависит от китайского производства и экспорта. Да, взлет цен был экстремальным. Вот только потребители его вряд ли заметили, так как РЗЭ во многих товарах используются только в следовых количествах. За редкими исключениями, как, например, в случае с гибридным авто Toyota Prius, для которого производителю нужен килограмм неодима.

На фоне этого американская Molycorp повторно активировала единственный в США рудник по добыче РЗЭ в Маунтин-Пассе. Но после падения цен в 2015 году компания обанкротилась. За время этого ценового кризиса в мире открылось более 400 потенциальных проектов, началась настоящая охота за сокровищами, геологоразведочный бум. Спекулянты и неопытные инвесторы скупали акции небольших горнодобывающих компаний.

Китай решил разыграть свое монопольное положение и своими же руками едва не создал себе конкурентов, переоценив свой долгосрочный стратегический план в отношении индустрии РЗЭ. Все-таки мировое потребление этого ресурса не столь велико. И одна-две альтернативные точки добычи и переработки на планете вполне могут обесценить целую пускай небольшую, но стратегически важную индустрию.

От монополии придется уйти

Китайская экономика меняется. От экспортно-ориентированной она все больше отходит в сторону потребительско-ориентированной. И экспорт РЗЭ будет продолжаться до тех пор, пока их производят сверх внутренних способностей.

По состоянию на 2018 год 80% РЗЭ, которые поставлялись в США, поступали из Китая. На фоне торговой войны между этими странами, которую разогрела администрация Трампа, в полный рост встал вопрос о зависимости американской экономики в этом сегменте от одной точки отказа.

В Штатах есть лишь одна действующая шахта, где добывают редкоземельные металлы. Она находится в Калифорнии, в Маунтин-Пассе. Перерабатывающее предприятие там было построено еще в 1950-х годах. После банкротства Molycorp его в 2017 году приобрела компания MP Materials. Модернизация ведется, а всю руду, что там сейчас откапывают, отправляют на переработку опять же в Китай.

В 2020 году администрация Трампа выделила $209 млн на поддержку добывающей отрасли. В финансирование частных компаний, которые ведут разработку редкоземельных металлов в Техасе и Калифорнии, вложилось министерство обороны США, а Пентагон инвестировал почти $30 млн в фирму, которая перерабатывает электронный мусор и добывает из него РЗЭ. Но пока ни одна из этих компаний не начала обрабатывать металлы в значительных количествах.

Аналитики отмечают, что в рамках свободного рынка и без значительной государственной поддержки на первых этапах отстроить отрасль практически невозможно. Порог входа на рынок крайне высок, а Китай доминирует на всех этапах — от добычи до производства конечной продукции с высокой добавленной стоимостью.

Китай начал развивать эту отрасль еще 30 лет назад, накопил огромный багаж опыта и знаний, а также когорту высококвалифицированных специалистов, которых трудно найти где-либо еще.

Да, редкоземельные элементы являются ценным товаром. Но сырая руда и рудные концентраты — это наименее ценные формы их существования. Окиси и сырье бесполезны для производителей оригинального оборудования. Они не умеют превращать их в металлы, сплавы и соединения.

Чтобы повторить успех Китая, нужно создать целую цепочку жизненного цикла РЗЭ, которая заканчивается в виде ценных компонентов или готовой продукции. Если рынок руды оценивается в миллиарды, то рынок товаров из РЗЭ оценивается в триллионы долларов.

В 1970-х годах Китай занимался лишь экспортом концентратов РЗЭ. Спустя 20 лет в стране уже производили магниты, люминофоры и полировальные порошки с применением редкоземельных металлов. Столь полной производственной цепочки нет ни у кого в мире. И создать ее по щелчку пальцев невозможно.

А потому на создание собственной цепочки от добычи до конечного продукта уйдут долгие годы, много инвестиций. И не факт, что результат окажется успешным.

— Мы полагаем, что потребуется почти десять лет, чтобы довести проект по редкоземельным элементам от первой идентификации минерала до производства, — считает Дэвид Мерриман из компании по анализу товаров Roskill. Так он прокомментировал амбициозные задумки Штатов полностью закрыть потребности в РЗЭ своими силами.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector