Chel-remont174.ru

Ремонт 174
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кирпич Торгового дома Помеловых

Кирпич Торгового дома Помеловых

Несколько кирпичей с клеймом Торгового дома Помеловых были найдены в Южном Подмосковье, среди груды битого кирпича, вывезенного из столицы. Ряд фрагментов и абсолютно нечитабельных образцов оказался непригоден даже для фотографирования, однако из большого развала удалось выцепить два относительно хороших экземпляра и ещё один стёртый, но несомненно некогда клеймённый Помеловыми.

Информации о семействе Помеловых удалось найти не так много. Анна Никифоровна Помелова являлась купчихой 2-й гильдии и владелицей Торгового дома «А.Помелова с сыновьями». Пик деловой активности торгового дома пришёлся на конец XIX — начало XX века. Основной сферой деятельности Помеловых являлось производство кирпичей.

Кирпич с клеймом Торгового Дома Помеловых
Кирпич с клеймом Торгового Дома Помеловых

Из всевозможных справочников известно три производства Помеловых:
• Торфяной завод в деревне Чагино
• Кирпичный завод в Царицынской волости при деревне Сабурово, основанный в 1890 году и прекративший работу в 1903 году
• Киричный завод в Нагатинской волости при селе Нижние Котлы, основанный в 1898 году

Расположение заводов Торгового Дома Помеловых
Расположение заводов Торгового Дома Помеловых

Чагино

Чагино — деревушка на резком повороте Москва-реки, на левом берегу, между Капотней и за Марьино, если смотреть от центра Москвы. В Марьино издревле существовала небольшая деревушка, Капотня уже в XIV веке, когда впервые упоминается в письменных источниках, представляла собой довольно крупное поселение. Между ними располагалось Чагинское болото. А там, где болото — там и торф.

Торф — выгодное топливо для печей обжига кирпича, и в конце XIX века его широко использовали в этом качестве. Дровяные печи требовали значительного количества топлива, и уже в тот период времени его требовалось подвозить, к тому же эффективность дровяных печей уступала таковым же торфяным, и большинство кирпичных производств в 1880-1890х годах перешли на использование торфа.

Наличие собственного торфяного производства обеспечивало кирпичным заводам Помеловых дешёвые и своевременные поставки топлива, что было и выгодно, и удобно. Наиболее вероятно, что транспортировка торфа осуществлялась по Москва-реке, поскольку и в Сабурове, и в устье реки Котловки в Нижних Котлах сущестововали пристани. В Капотне находился свой кирпичный завод — Герасима Петровича Блудова, возможно поставки торфа осуществлялись и для него.

В 1892-1898 году Чагинское болото стало местом строительства очистных сооружений — люблинских полей орошения. Вероятно, что Помеловы выступали подрядчиками или субподрядчиками работ, и выборка торфа в том числе осуществлялась в рамках переобустройства московской канализации. В Чагино сточные воды после фильтрации через песок и биологической очистки (впервые в мире) сбрасывались в Москва-реку. Эта система была удостоена Золотой медали на Международной выставке в Брюсселе.

29 июля 1904 года деревня Чагино и её окрестности были полностью разрушены смерчем. Новая застройка велась медленно и поскольку уже тогда начали складываться контуры будущей промзоны Капотня, в первую очередь восстанавливались производственные и промышленные объекты. Упоминаний торфяном заводе Помеловых в этот период уже нет, но, возможно, именно смерч стал форс-мажором, отчасти определившим судьбу дела Помеловых.

Кирпичный завод Помеловых в Сабурово

Село Сабурово возникло между Москва-рекой и дорогой на Каширу, на удобном пути до столицы как по суше, так и по воде. В XVII веке это было уже развитое поселение, в конце века в нём был выстроен каменный храм Николая Чудотворца. Вторая половина XIX века — время промышленного развития Сабурова. Кирпичный завод был построен во второй половине 1870-х годов.

В мае 1876 года почётный гражданин Москвы М.Е.Богданов заключил договор аренды земли и построил основные здания завода, а также пристань на Москва-реке. Первой обжигающей печью завода стала печь системы «Берлин», она топилась дровами. Формовка кирпичей осуществлялась вручную. Завод производил до 1.5 миллионов кирпичей в год. По данным издания «Список фабрик и заводов Московской губернии по волостям и селениям за 1886 г» владельцем кирпичного завода был уже Ю.Е.Минявский.

А вот «Справочная книжка Московской губернии, составленная по официальным сведеням Управляющим Канцеляриею Московского Губернатора А.П. Шрамченко», изданная в Москве в 1890 году, указывает:
Фабрики 5-го стана
При селе Сабурове кирпичный завод купчихи Анны Никифоровны Помеловой, рабочих 120, управляет сама владелица

Анна Никифоровна провела расширение производства, поставив вторую обжигающую печь, которая работала на торфе и каменном угле. Производительность завода достигла 3,5 миллионов кирпичей в год.

В конце XIX века значительное количество предприятий по производству кирпичей в Москве и окрестностям принадлежало старообрядческим семьям, которые активно скупали и открывали новые кирпичные заводы. Известно, что в Сабурове существовала старообрядческая община. Возможно, и Помеловы относились к купцам-старообрядцам, однако это лишь вольное предположение, не подтверждённое надёжными источниками.

В ряде источниках указывается, что кирпичное производство Помеловых в Сабурово было закрыто в 1903 году. Наиболее вероятной причиной закрытия стали какие-то деловые и финансовые затруднения при переходе компании от Анны Никифоровны к одному из её сыновей. Название компании в справочниках 1904 года поменялось, вероятно, в 1903 году Анна Никифоровна или отошла от дел, или скончалась, а наследник сконцентрировал все деловое внимание на заводе в Нижних Котлах.
Возможно, что на дела компании повлияла и катастрофа в Чагино в июле 1904 года, где смерч уничтожил все дома и сооружения. Если Помеловым принадлежали там какие-либо объекты, то они понесли серьёзные потери, и завод в Сабурово, чья работа могла быть лишь приостановлена для, например, модернизации, оказался брошен из-за нехватки средств.

Читайте так же:
Малогабаритная печь бани кирпича

В 1909 году на месте кирпичного завода открылся завод по производству кремней для зажигалок. Имел ли к этому заводу отношение Торговый дом Помеловых — из интернет-источников неизвестно. Спустя пять лет, в 1914 году помещения и территория были использованы для организации химического производства. Впоследствии Царицынский химический завод был преобразован в Царицынскую опытную химическую станцию института прикладной минералогии и цветных металлов (ЦОС), которая в свою очередь стала частью Московского завода полиметаллов (ОАО МЗП).

Кирпичный завод Помеловых в Нижних Котлах

В справочнике «Фабрики и заводы города Москвы и ея пригородов», изданном в Москве в 1904 году, в разделе «Кирпичные заводы» читаем:
Помеловы П.А. и Компанья, Торговый дом, Зюзинская волость, при селе Нижние Котлы, год основания — 1898, 285 рабочих

В 1904 году завод в Нижних Котлах уже единственное кирпичное производство Помеловых. По всей видимости, этот завод использовал то же клеймо для кирпичей — «Тый Дмъ ПОМЕЛОВЫ».

Если посмотреть на карту, то очевидно подобие и похожесть выбора места для расположения второго кирпичного завода. И в Сабурове, и в Нижних Котлах заводы расположены на правом высоком берегу Москва-реки, рядом с глинистыми породами, позволяющими работать на имеющемся сырье без подвоза глин издалека.

Соседями завода Помеловых в 1904 году были предприятия в Верхних Котлах:
• Кирпичный завод Анны Катуар с сыновьями (450 рабочих, управляющий Эд.Эд.Борк)
• Кирпичный завод З.А. Якобсона
И тот, и другой представляли собой достаточно мощные производства, с которыми Помеловым было непросто конкурировать. Возникли же заводы практически одновременно, в самом конце 1880-х годов. Заводы располагались практически рядом, вдоль реки Котловки, впадающей в Москва-реку. Сейчас устье реки убрано в коллектор, но в XIX веке река обеспечивала заводы водой, а также создавала возможность транспортировки сырья и готовой продукции по речным маршрутам, хотя приоритетом в выборе способа транспортировки уже стали бурно развивающиеся железные дороги.

Завод Помеловых располагался на территории нынешней промзоны №2 «Варшавское шоссе», заводы Катуар и Якобсона были выше по течению Котловки, теперь это промзона «Верхние Котлы».

В 1917 году кирпичные заводы были национализированы. В конце 1920-х годов на месте старых фабрик были образованы Верхнекотельский кирпичный завод с годовой выработкой до 10 миллионов кирпичей (бывший Якобсона) и Нижнекотельский кирпичный завод с выработкой до 35 миллионов кирпичей в год (бывший Помеловых).
Первый сохранился по сию пору и по состоянию на 2014 год называется ЗАО «Котельский завод».
Территория второго, расформированного в связи с выводом кирпичных производств за пределы столицы в конце 1960-х годов, возможно, в 1974 году была занята бетонным заводом, унаследовавшим часть инфраструктуры кирпичного завода. Сейчас предприятие называется ОАО «Мосинжбетон». Однако это предположительная географическая привязка.

Кирпичное клеймо Торгового дома Помеловых

Кирпичное клеймо Помеловых отличается изрядной вычурностью и торжественностью в сравнении с клеймами других заводов. Если Пелагея Милованова скромно выдавливала свои инициалы и фамилию, Анна Помелова ставила многорельефный оттиск с рамками и указанием на торговый дом. В этом чувствуется определённое тщеславие производителя в сочетании с желанием придать своей продукции вид качественного (и, возможно, дорогого) товара.

Кирпич с клеймом Торгового Дома Помеловых
Кирпич с клеймом Торгового Дома Помеловых
Обратите внимание на сдвоенный «винтик» слева — клеймо ставили дважды.

Особенностью клейма Помеловых являются выступающие буквы надписи, в то время как большинство клейм исполняются с утопленными буквами. Но выступающие тонкие буквы клейма хотя и смотрятся интересно, в реальной эксплуатации быстро стираются. Найти образец с чётко сохранившимся клеймом непросто. Залепленную раствором нишу клейма кирпича из старой кладки подчас невозможно очистить, не уничтожив надписи. И даже сравнительно чистые экземпляры выглядят сглаженными и нечитабельными.

Кирпич с клеймом Торгового Дома Помеловых
Кирпич с клеймом Торгового Дома Помеловых
Надпись на клейме сглажена.

Характерными приметами клейма Помеловых являются рамки — внешняя вытянутая восьмиугольная и вложенная с овальными скруглениями в короткой части, а также «винтики» — круглые отпечатки по сторонам клейма с заметными выступами. Иногда опознать клеймо можно только по этим деталям, которые сохраняются лучше, чем буквы надписи. Интересно, что на разных кирпичах с клеймом «винтики» повёрнуты по-разному и не всегда параллельны друг другу.

Кирпич с клеймом Торгового Дома Помеловых
Кирпич с клеймом Торгового Дома Помеловых
Этот кирпич Помеловых потерял собственно надпись, но характерная рамка и «винтики» позволяют идентифицировать производителя.

История хранится в музеях кирпича

Бывают такие публикации, когда собираешься написать об одном, но тема неожиданно поворачивается к тебе другим, малоизвестным ракурсом. Так случилось с историей кирпича, которая в своих банальных и привычных фактах напомнила о тех местах, где эта история хранится — музеях кирпича. Они существуют! В России их единицы, но они есть.

Причем, из этого понятия мы сразу исключаем временные тематические экспозиции краеведческих музеев. Хотя в этих музеях встречаются целые коллекции, например в Екатеринбурге и Калининграде.

У истоков кирпичных музеев чаще всего стоят настоящие энтузиасты, одержимые идеей люди, связанные со строительной наукой, точнее — той её части, что относится к строительной керамике.

Читайте так же:
Кирпич желтый облицовочный фигурный

04080494aff8becc7af23613a4b84570.jpg

Два наиболее крупных и авторитетных музея расположены в Санкт-Петербурге. В 2002 году музей открылся при при НПО «Керамика» (входит в группу «ЛСР-Победа»). Сегодня коллекция насчитывает более 700 образцов кирпича. Возраст самого старого экспоната — кирпича из греческого города Дельфы — более 2500 лет (даже любопытно — как его удалось вывезти из Греции).

Однако основную часть коллекции составляют клейменные кирпичи 19 века. Но самыми ценными для питерской экспозиции считаются кирпичи Нарышкинского бастиона Петропавловской крепости. Как отмечают специалисты, это первые кирпичи Санкт-Петербурга, датируемые 1703 годом и изготовленные на кирпичных заводах Голландии и Германии.

Большинство кирпичей имеют своё клеймо, среди которых встречаются необычные наименования, например «Ленин», «Хиль» и т.д.

fad37ea8f7e8fdda93282ddad20c69fe.jpg

Ещё один музей принадлежит питерскому государственному архитектурно-строительному университету — Музей истории кирпичного производства.

Здесь собрано более 400 образцов стеновой керамики, извлеченных из старых зданий Санкт-Петербурга, Новгорода, Пскова, Выборга и других российских городов. Самым древним экспонатом являются керамические материалы из окрестностей Помпеи – им около 2000 лет.

Но основу коллекции составляют, конечно же, кирпичи, изготовленные на заводах Санкт-Петербурга и его окрестностей в 18-19 вв., на которых имеются клейма с фамилиями и инициалами керамистов-заводчиков.

758b339d84f6f09c95ef8a63c8605768.jpg

История самого музея достаточно драматична — музей был создан на основе коллекции образцов строительной керамики доктора технических наук, профессора кафедры химии СПбГАСУ Всеволода Владимировича Инчика. Первый кирпич будущий коллекционер подобрал в 12 лет в своей квартире, разрушенной фашистским снарядом. Как говориться: было бы счастье, да несчастье помогло. Для коллекционирования старинных кирпичей это особенно актуально — достать кирпич можно только при полном или частичном разрушении старой конструкции. Ну не ради музея, конечно, но по другому никак.

Третий настоящий музей кирпича расположен в Омске — он собран учеными энтузиастами частного Института Новых Технологий и Автоматизации промышленности строительных материалов (ИНТА-строй). Открылся музей 16 июня 2006 г.

cd35073d3e5b23d7a1ffb2f55995bc82.jpg

Главные герои экспозиции – более 200 подлинных образцов коллекционных кирпичей и керамической плитки XVIII-XXI вв., преимущественно Западной Сибири.

Но есть и мировые «изюмины». Например, здесь есть кирпич из абхазского города Пицунда, привезённый с раскопок Патриаршего собора десятого века нашей эры (обратите внимание — энтузиасты изъяли экспонат с раскопок), копия необожженного кирпича города Иерихон (7000-6000 гг. до н.э.) (ведь вывезли же как-то), копия необожженного глиняного кирпича из Древнего Египта (город Фивы, эпоха Среднего царства, приблизительно 1800 г. до н.э.), а также керамические кирпичи, принадлежащие Сузгунской археологической культуре 1200-1000 гг. до н.э.

Один из самых древних экспонатов сибирского происхождения – кирпич из стены Тобольского кремля начала XVIII в., который считается первой капитальной постройкой России за Уралом. Первые омские кирпичи – кирпичи из стен строений второй Омской крепости, постройка которой была начата в 1768 г. Большая часть выставленной коллекции: кирпичи конца XIX – начала XX в. – времени расцвета кирпичного производства в Омске, когда его начали называть вторым Чикаго — за бурный экономический рост и строительный бум.

931277b00408a01b00765eea8395b9c5.jpg

Также в экспозиции собраны кирпичи советских предприятий города 1920-1990-х гг.

Среди экспонатов есть и весьма забавные — например старый кирпич, где вместо клейма — отпечаток собачьей лапы.

Есть кирпич, принадлежащий стене дома, в котором ныне расположен музей Ф.М. Достоевского. Когда это здание только было построено, здесь располагалась гауптвахта. Кстати, не исключено, что этот кирпич был сделан руками самого писателя – в «Записках из мертвого дома» он рассказывает, что во время каторги был привлечен к формовке кирпичей.

f996f25f37f9db2ddc107213aee9e301.jpg

Здесь же в Омске существует протомузей строительных материалов и истории омского строительного комплекса в редакции журнала «Архитектура и строительство Омской области», чью основную экспозицию составляют образцы стеновой керамики 18-21 века города Омска. Главным и единственным собирателем коллекции стал бывший главный редактор журнала — Денис Банников (автор данной публикации). Какова будет судьба коллекции и будет ли автор продолжать сбор экспонатов — мне неизвестно. Я подумаю над этим вопросом.

Наиболее известные музеи кирпича расположены в США и Японии.

Как известно, кирпичи, отмеченные заводским штампом, пользуются наилучшим спросом у коллекционеров. Наибольшим разнообразием клейм на кирпичах всегда славились США, т. к. в качестве маркировки американские промышленники использовали не только слова, цифры и буквы, но и обрамлённые в рамку бытовые миниатюры, которые было принято печатать на ложковой стороне. Причем, заводского клейма удостаивался только один экземпляр из 5000, и это одна из причин, определяющая их высокую ценность для коллекционеров.

1486ad54ad9abb241d7b0866c92cac67.jpg

Сегодня в США существует три знаменитых музейных собрания, посвящённых промышленному изготовлению кирпича. Все они находятся в штате Нью-Йорк и располагаются в городах Орхард Парк, Хаверстро и Джонсон Сити.

В государственном музее Орхард Парка представлены штампы фабрик, которые некогда работали на берегах Гудзонова Залива. Музей в Хаверстро — частный; его собранием владеет семейство Клемент. Экспозицию этого музея составляет продукция кирпичных заводов со всей страны.

Коллекция города Джонсон-Сити считается самой почтенной — музею более 30 лет. И в нем хранятся редкие образцы, произведённые на протяжении всей истории человечества во всех уголках Земли.

Читайте так же:
Кирпичи подруга подкинула проблем

Но всех обогнали японцы! В японском городе Майзуру находится Всемирный Музей Кирпичей, открывшийся более 20 лет назад. В нём можно увидеть сделанные вручную кирпичи из храмов Эллады, погребальных комплексов Египта, зиккуратов Вавилона и Южной Америки, китайских дворцов и древнеримских вилл. Экспозиция пользуется заслуженным вниманием ценителей: ежемесячно музей в Майзуру посещает около 10 тысяч гостей.

03b74ebc806042e76e88e17a1f28f21a.jpg

Среди свежих поступлений в фонды этого учреждения — несколько кирпичей, вытащенных из стен прославленных зданий Британии: Ковент-Гардена, Альберт Холла и Скотланд-Ярда, а также легендарного дома № 221б по Бейкер-стрит.

Среди наиболее интересных специалисты также отмечают музеи в Венгрии, Австрии, Германии, Великобритании и на острове Тайвань.

Примечателен, в том числе, киевский «Центр стеновой керамики». Это собрание насчитывает более полутысячи образцов, среди которых встречаются поистине уникальные — например, пёстрый польский кирпич с угольными включениями или немецкий каолиновый. В киевской коллекции представлена продукция французских, бельгийских, русских, эстонских и белорусских заводов, а также старинные кирпичи ручной работы. Остается надеется — когда в Киеве начнутся бои местного значения с применением тяжелого вооружения, чтобы кирпичи здания самого Центра не стали достоянием коллекционеров.

Очень любопытна коллекция энтузиаста белорусского города Лида Алексея Чистякова. История коллекции тоже занимательна: первый свой экспонат Алексей отыскал возле замковых стен в Лиде. Строители чистили местное озеро и подняли огромную гору мусора, среди которой и находился кирпич со странным клеймом К. Алексей Алексеевич подобрал столь необычный камушек и тут понеслось.

24aff2e878215d6e7c8e61f64d4ef6ce.jpg

Сегодня в коллекции Чистякова более 300 экспонатов. Отдельная часть коллекции кирпичи, несущие на себе отпечатки прошлого. Есть кирпичи с оттисками копыт животных и птичьих лап, ведь нередко их изготавливали в совершенно примитивных условиях и оставляли сушиться прямо возле деревенской хаты.

3c23b97d261c1e19d0bd3c696d69b50e.jpg

Сегодня часть коллекции Чистякова выставлена в залах Лидского музея. Но большинство потенциальных экспонатов хранится дома и в гараже. Алексей Алексеевич мечтает, что в Лиде появится настоящий музей кирпичей.

Кирпичи

– Ты в магазин? Купи мне шоколадку, Резвей, – попросила Лида. – Очень хочется есть, а до обеда еще о‑го‑го сколько!

Вот, стерва, а! Так подставить, а теперь спокойно о чем‑то меня просить! Лидка Фрайбергер, несмотря на сложившийся стереотип о некрасивых немках, отличалась офигительной внешностью. Она это знала, и самое хреновое, она этим во всю пользовалась.

Сидящий в кабинете народ дружно скалится. Всем интересно, как я отреагирую. Епт.

Шеф дал нам с Лидкой проект. Свою часть проекта я выполнил, а наша деловая стрекоза Лидочка, занятая куда более важными делами, не успела. И ладно бы не успела да покаялась – шеф бы побурчал и продлил бы срок – нет!

Утром, на планерке, не моргнув глазом, заявила: «Михаил Степанович, выполнение проекта задержано по вине Резвея, не собравшего в срок данные по заказчику». Резвей – это моя фамилия.

Я от удивления потерял дар речи. А Степаныч, старый хрыч, внимательно изучив длиннющие Лидкины ноги, заканчивающиеся где‑то на уровне его груди, вынес вердикт. Проект закончить до завтра, Резвея лишить квартального бонуса.

В общем, послать Лидку в далёкие края или принести шоколадку, вопрос не стоит. Первое сделать не позволяет врожденная робость и воспитание. Оставалось второе. Но вопрос в том, как бы ответить, окончательно не растеряв остатки гордости. Если бы мы с Лидкой были одни, я бы просто согласился, но коллектив, до этого сосредоточенно кликающий мышками, замолк и превратился в само внимание. Поворочав мозгами, я нашел, казалось бы, компромиссное решение.

– Хорошо, – буркнул я, – но с тебя чашка горячего кофе к моему приходу.

– Щас, разбежался, – скривила губы Лидка, – не маленький, сам нальешь.

Такого ответа я не ожидал. Где‑то в углу программистов послышался отчетливый смешок. Это Саня Бородаенко не сдержал презрения. Он вообще всех презирает, а меня – особенно.

– Резвей, и мне сигарет купи, белый «Мальборо»! Белый, слышь, не красный! – заорал стажер Панченко.

– А мне щенка, кроссовки и барабан! Ладно, Резвей? С получки отдам! – то Бородаенко не удержался и проявил остроумие.

Шел дождь, чавкающая грязь при каждом шаге взлетала вверх и норовила приземлиться на мои штаны, моросящий дождь заставлял жмуриться, а это при моем плохом зрении плюсов в ориентации на местности не давало.

Коммунальные службы перекопали участок дороги возле офиса, сменили трубы, но вновь заасфальтировать забыли. Местность напоминала колхозное поле после уборки урожая.

Мимо с гудением пронесся грузовик. Его водитель весело погрозил мне кулаком, сбивая с толку. Комья слякоти залепили штаны и куртку. Сопутствующие водопады грязи залили очки и лицо. В голову упорно лезли мысли о ковровых бомбардировках. Настроение начало ухудшаться. Хотелось кого‑нибудь убить.

Цель, ради которой я вышел из офиса, явно не стоила всех мучений. У меня разболелось горло, и мне хотелось смягчить его какими‑нибудь леденцами. До продуктового магазина недалеко, и черт меня дернул рискнуть в такую погоду выйти из офиса!

Читайте так же:
Кирпич керамический одинарный размер 250х120х65 мм марка м100

В магазине душно. Остановившись у витрины с колбасами, я снял очки и протер их платком. Вытер лицо, одел очки – жизнь стала налаживаться. За кассой стоит женщина лет сорока, очки в роговой оправе грозно сверкают, копна обесцвеченных волос делает продавщицу похожей на пришельца из восьмидесятых. На меня – ноль внимания.

Пока я приводил себя в порядок, в магазин зашел еще один покупатель. Тяжелые ботинки, облепленные грязью, щетина и короткая прическа – молодой парень, классический рабочий класс. По магазину прокатился запах перегара и пота.

– Бутылку водки и два пива! – на удивление приятным голосом попросил парень.

– Какое именно пиво?

– Мне «Самурай», а вот этому… – здесь он повернулся ко мне. – Тебе какое «Клинское», чудик? И зовут‑то тебя как?

«Эх!» – пронеслось в голове, – «Неудобно отказываться».

– Мне, пожалуйста, «Арриву». А зовут меня Резвей.

– Слышала? «Арриву» ему! И пару пластиковых стаканчиков! – рявкнул он. – Оч приятно, Резвей! Меня Лёхой зовут! Верняк моя фамилия!

– Я, конечно, извиняюсь, Лёха, – робко спросил я, – но чем вызвано угощение?

– Братуха, так ты получается сам себя извиняешь, что ли? – поинтересовался Лёха.

– В смысле, – не понял я.

– Ну вот смотри: я умываюсь значит, я умываю сам себя, да? Получается, ты извиняешься перед самим собой?

– М‑э, – промычал я, – ну, так же говорится… Извините.

– Вот, это уже по‑русски. А повода нет – просто увидел хорошего человека и захотелось его угостить.

С этими словами он расплатился с продавщицей и кивком показал следовать за ним. Я совсем забыл и про леденцы, и про Лидкину шоколадку – словно какая‑то невероятная сила подталкивала меня вслед за Лёхой. Он шел упругим и четким шагом уверенного в себе человека, расправленные плечи и высоко поднятая голова только усиливали впечатление. Мы вышли из магазина. Дождь не прекращался.

– А куда пойдем‑то?

– Да сядем сейчас на лавочке в скверике, тут недалеко.

– Ты что, растаять боишься?

Желание задавать вопросы испарилось.

Что я делаю? Куда я иду с этим человеком? Я искал объяснений и не находил их. Разум подсказывал, что надо вернуться в магазин и купить необходимое, все то, что заказали ребята из офиса, где меня через минут двадцать по закону подлости начнут искать. Но желания возвращаться туда не было.

Дождь выполнил свою миссию и прекратился. Из‑за облаков на минуту сверкнул луч солнца. В сквере пусто.

Леха сел на мокрую от дождя скамейку, а его вид говорил о том, что Лёху не заботят такие мелочи. Я робко примостился рядом. Открыли пиво. Пить холодное пиво на улице при такой мерзкой погоде большого удовольствия не представляло.

– Ну, как пиво? – спросил Лёха.

– Пиво как пиво, – пожал я плечами, – холодное.

– Ясно. Ну, рассказывай! – после небольшой паузы сказал Лёха.

– Как о чем? Чем живешь, чем дышишь. Кто ты вообще такой?

Потребность высказаться и выпитое на голодный желудок пиво развязали мне язык. Через минут двадцать Лёха знал обо мне все. Какими‑то ненавязчивыми вопросами и глубокомысленным хмыканьем он направлял мой рассказ и, дослушав, подвел итоги:

– Итак, Сергей Резвей, 27 лет, жены нет, родители далеко, девушки тоже нет, работаешь рекламщиком. Работой доволен, но в коллективе авторитетом не пользуешься. Зачем живешь‑то, Серега? В чем смысл?

– Жить, чтобы жить? Не парь мне мозги! Наверняка у тебя есть какие‑то мечты, планы, цели. Проблема в том, что ты пытаешься угодить всем, зачастую в ущерб себе. Все, что тебе нужно для счастья, это осознать, что все твои мечты – вполне исполнимы, и зависит все только от тебя. Стань эгоистом, в хорошем таком смысле. Наберись здоровой наглости. Будь грубее и не бойся казаться невоспитанным, сейчас воспитанные люди не в моде – перестань через слово вставлять «пожалуйста» и «извините». Отвечай односложно и предельно конкретно – если хочется ответить «нет», скажи «нет и точка!». Забудь о воспитании – в этом мире выживает не самый воспитанный, а самый наглый. Стань хамом – хамство упрощает взаимопонимание. А теперь запомни – все вышесказанное относится только к тем, кто пытается тебя использовать. Неважно, сестра это, шеф, коллега или просто случайный прохожий. Вот простой пример: ты спешишь на работу, но тут тебя останавливает прохожий и просит сигарету или огня, не важно. Как ты поступишь?

– Конечно, дам сигарету, – не задумываясь ответил я.

– И опоздаешь на работу?

– Да нет, это же не займет и минуты.

– А вот послать его или просто ответить отказом не займет ни секунды! А представь, что по дороге на работу тебе встретились десять прохожих, стреляющих курево. И ты из‑за них опоздаешь на работу, что несомненно, не приведёт твоего шефа в восторг. При таком подходе рано или поздно твои опоздания приведут к увольнению или лишению премии.

Читайте так же:
Кирпич с накатом что это значит

– Да меня уже и так лишили премии…

– Вот видишь. Эта длинноногая блядь Лида живет себе припеваючи, гуляет, на работе хуи пинает, а что в итоге? Мой кореш Серега без премии, а стерва Лидка посмеивается над ним, да еще и гордится своей находчивостью…

– Она не блядь, она хорошая, – промямлил я.

– Так ты к ней неравнодушен что ли? – изумился Лёха. – И ты думаешь, что если и дальше позволишь ей ездить на себе, то она и ноги раздвинет?

ИСТОРИЯ ВЫБОРГА, СЛОЖЕННАЯ ПО КИРПИЧИКУ. ЧАСТЬ 5

Центр города принято называть его лицом. Если использовать такую терминологию, то можно сказать, что лицо Выборга в привычном для нас виде сформировалось в основном в конце 19 – начале 20 веков. Интересно, что практически любой житель центральной части города, на вопрос: «В каком доме ты живешь?», с гордостью в голосе без запинки ответит: «В финском!». Но вот в доме нашего знакомого из центра затеяли ремонт. И в куче строительного мусора, оставшегося от сноса старой стены, он с удивлением обнаруживает на «финских» кирпичах русские надписи – «Ермак», «Нева», «Колпино»… Откуда они?

Здесь, пожалуй, будет уместно напомнить, что Выборг все же 200 лет входил в состав Российской империи, и что близость к ее столице всегда во многом определяла темпы его развития. Как будет уместно вспомнить и о русской составляющей его населения, которая, хотя по ряду причин к концу 19 века значительно снизилась, но русские купеческие династии продолжали играть весьма заметную роль в Выборгской промышленности. Но дело тут вовсе даже не в местных русских купцах, точнее – не только в них. Русские кирпичи встречаются практически в любых крупных сооружениях, вне зависимости от национальности их строителя-подрядчика.

Дело в том, что на рубеже веков в Петербурге и его окрестностях насчитывалось около сотни крупных кирпичных заводов. Они выпускали очень качественную и, главное, сравнительно дешевую продукцию. При заказе крупной партии столичный кирпич обходился подрядчику дешевле местного, к тому же он мог получить его всегда и в любом количестве. Этому способствовала соединившая в 1870 году Выборг и Петербург железнодорожная магистраль. Наиболее распространенный у нас, пожалуй, кирпич с клеймом «Г.Л.», его можно увидеть практически везде. Так, например, стена на Батарейной горе (к сожалению, интенсивно разрушаемая сейчас) сложена именно из таких. Г.Л. – это аббревиатура титула и фамилии владельца графа Левашова. Из каталога клейм известного коллекционера и исследователя кирпичного производства Владимира Смирнова можно узнать, что семейству Левашовых принадлежали заводы в Дибунах и Песочной. Первый был основан еще в 1864 году. Работали они до 1917 года. «Имеется разнообразие клейм и конфигураций плашек. Клеймо без рамки. Как более раннее, скорее всего, относится к первому владельцу. Редко встречается клеймо с центральным круговым оттиском, где указан год 1882, а сверху надпись ВЫСТАВКА. Скорее всего, эта серия кирпичей выпущена к Всероссийской промышленно художественной выставке 1882 года».

Как видно на примере одного клейма, по кирпичным клеймам и их вариациям вполне можно приблизительно определить возраст постройки. А если в постройке имеется несколько разных клейм, то, учитывая сроки работы заводов, формы клейм и их рамок, дату можно определить еще точнее. О многом может поведать специалисту и сам тип кирпичной кладки, состав скрепляющего раствора. Однако это уже, хотя и очень интересная, но совсем другая тема.

Часто встречается в Выборге кирпич с клеймом «ГСР». И это неудивительно, если учесть, что к концу 19 века завод, владельцем которого был Григорий Сергеевич Растеряев, выпускал 16 миллионов кирпичей в год. (Здесь и далее сведения о кирпичных производствах петербургской губернии взяты из каталога

В. Смирнова). Или вот, например, кирпич с оттиском на постеле «П. Беляева». Это продукция заводов на левом берегу Невы и в Рыбацком, которыми владела вовсе не женщина, а выборгский купец первой гильдии (с 1854 года – петербургский купец первой гильдии) Петр Абрамович Беляев. Просто на ранних клеймах фамилия владельца писалась в родительном падеже. Сын Беляева Митрофан заслужил славу известного мецената. Он много сделал для российского искусства, помогая отечественным композиторам и музыкантам. После смерти самого Петра Абрамовича в 1880 году, по его завещанию была учреждена ежегодная премия его имени в размере 300 рублей, которая выдавалась малоимущим студентам Технологического института вплоть до 1917 года.

Среди встречающихся еще кое-где руин дореволюционных построек нередок кирпич с изображением большого якоря. Такой символ, вместо буквенного написания фамилии, выбрал себе когда-то петербургский купец Елисеев.

Только в коллекции автора имеются экземпляры продукции более двух десятков петербургских заводов, найденные в Выборге и районе. А вообще-то их в нашем городе, конечно же, гораздо больше. Символично, что стоят они в кладке зачастую вперемешку с финскими и шведскими кирпичами, как бы лишний раз наглядно подтверждая этим многонациональность и былое единство культур славного города на Балтике.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector